Андрей (andp2027) wrote,
Андрей
andp2027

Венесуэла извлекает уроки из событий на Украине, а Россия? (аналитическая статья)

Ucrania-y-Venezuela-61209182583_f

Предварительные замечания: эта статья является продолжением темы взаимосвязи между ситуацией на Украине и в Венесуэле (предыдущие посты cмотрите здесь, здесь и здесь). Венесуэла - последняя преграда, "плотина", удерживающая волну неофашизма в Западном полушарии. В Восточном полушарии такая «плотина» – Россия. Если эти преграды будут сломлены, у «чёрного интернационала» будут развязаны руки уже в глобальном масштабе. Венесуэла медленно приближается к своему «рубикону», к решающему моменту.

Недавно президент Николас Мадуро предупредил, что на июнь этого года оппозиция готовит планы государственного переворота. Как и на Украине, главной ударной силой оппозиции выступают уличные «штурмовики», терзающие страну и создающие атмосферу страха. Хоть бы венесуэльская оппозиция заблудилась и не нашла своей «Улицы Грушевского» в Каракасе!

В Венесуэле тщательно отслеживают и анализируют ситуацию на Украине, и, как видно из настоящей статьи, извлекают уроки, чтобы не допустить «украинского сценария» и сдержать рвущихся к власти неофашистов, в последнее время все чаще и чаще применяющих методы уличного насилия. Наиболее существенные моменты я позволил себе выделить жирным.

Оригинальное название статьи: «Политическое насилие в Венесуэле: уроки Украины».
Автор: Domingo Medina Gutiérrez
Источник: испанский сайт "Ребельон".
Дата публикации: 23 мая 2014
Перевод: мой


Более трёх месяцев прошло с тех пор, как в Венесуэле начались протесты с применением насилия. Несмотря на то, что уже  насчитывается 42 погибших, а также огромны потери из-за разрушений объектов государственной и частной инфраструктуры, похоже, что они вряд ли ослабнут. По оценкам правительства, они будут радикализироваться. Тактика останется той же - очень «точечные» и одновременно максимально насильственные акции, возможно, вплоть до попыток убийства политических лидеров как правительства, так и оппозиции.


Пока не удалось добиться цели смены правительства путём протестов с применением насилия и представляется, что, по крайней мере в ближайшем будущем, этого не удастся сделать. Но есть те, кто продолжает их провоцировать и оправдывать, не заботясь о политической, социальной и экономической цене, которую придётся заплатить.

Было бы полезно приглядеться к тому, что происходит на Украине и извлечь какие-то уроки, которые помогли бы избежать того, чтобы ситуация в Венесуэле стала столь же хаотичной, насильственной, экстремистской и неопределённой, как в этой европейской стране.

1. «Народ просит перемен»: глобальные СМИ представили ситуацию в Венесуэле так, будто народ борется с диктаторским режимом и требует его немедленной смены. Но при этом замалчивают тот факт, что за последние двадцать месяцев было проведено четыре избирательных кампании и во всех выиграло правительство: президентские выборы в октябре 2012 года, когда победил Уго Чавес; региональные выборы 2012 года, когда правящая партия вместе с союзниками получила в управление 20 из 23 департаментов; президентские выборы в апреле 2013 г., которые выиграл Николас Мадуро; и местные выборы в декабре 2013 г., на которых правящая коалиция получила 240 из 337 муниципалитетов.

Эти факты показывают, что не “народ” против “режима”. Нельзя даже сказать, что все сторонники оппозиции участвовали в насильственных протестах или одобряли их [имеется в виду внутренняя политическая оппозиция – прим. переводчика]. В самом деле, вначале в феврале 2014 г. протесты произошли только в 18 из 337 муниципалитетов (во всех 18-ти у власти находится оппозиция), затем в пяти и, наконец, в двух. Теперь очаги сохраняются лишь в Чакао и Баруте в столичном регионе и, возможно, вновь возникают в Сан-Кристобаль в штате Тачира, Баркисимето и Кабударе в штате Лара).

Оправдание и превознесение этих протестов ради того, чтобы они привели к падению "режима", действительно может разжечь противостояние между венесуэльцами. Свержение правительства таким путем привело бы , как на Украине, к репрессиям против сторонников нынешнего правительства, и возможность гражданской войны – не простые спекуляции.

2. Насилие как выход из ситуации: те, кто оправдывает применение насилия как законного метода достижения смены власти, обычно сами сидят в удобных офисах далеко от мест, где эти протесты происходят. Поощрение и одобрение применения насилия со стороны одних групп подразумевает симметричные ответные действия со стороны тех, кто отстаивает свои позиции, атакуемые первыми, на что бы при этом ни опирались. В ситуации всеобщего насилия аргументы и доводы уступают место оружию.

И, как на Украине, из ситуации насильственного противостояния между венесуэльцами выгоду могут извлечь только третьи заинтересованные стороны. Для Украины – это МВФ с его финансовой помощью (которую Украина примет, чтобы преодолевать "свой" кризис), НАТО с его военными базами (которые Украина разместит, чтобы защищаться от угрозы со стороны соседа-гиганта), контракты на восстановление страны, недавно ставшие известными высокие назначения в энергетической отрасли Украины и т.д.

3. «Демократическое единство»: глобальным СМИ хотелось бы изобразить оппозицию Мадуро монолитным блоком демократических партий. Истина далека от этого. Стол демократического единства (MUD) [венесуэльский оппозиционный блок – прим. перев.] это объединение, включающее 29 политических партий, из которых только 11 представлены в  парламенте. Идеологии этих партий варьируются  от марксизма – ленинизма (партия «Красный Флаг») и  синдикализма (движение «Радикальное дело») до христианских демократов «COPEI» и «Проекта Венесуэла», включая также социал-демократию «Демократического действия»), «Альянса Смелый Народ» и «Новое время» и "прогрессизма" организаций «Народная Воля» и «Справедливость– превыше всего» (гуманизм / прогрессизм).

Об этом предупреждал еще Сеймур Мартин Липсет (Seymur Martin Lipset): многопартийные образования склонны  к нестабильности, особенно когда какая-либо или какие-то из них являются антисистемными. В случае Венесуэлы MUD функционирует как координирующий центр, но не как «сверхпартия». Каждая партия ведёт свою  деятельность и принимает его решения по отдельности, не отчитываясь ни перед какой вышестоящей инстанцией. Как и на Украине, акции насилия, происшедшие в Венесуэле в последние месяцы, были осуществлены главным образом активистами радикальных партий и групп обоих сторон идеологического спектра: левым движением «Красный флаг» и правым – «Народная Воля». Участие остальных партий было менее заметным, хотя ни одна из них не осудила ясно и решительно применение насилия в политических целях и не отмежевалась от элементов, прибегающих к насилию. Наоборот, их двусмысленная – в лучшем случае - позиция служила оправданием и стимулом поддержания волны акций насилия.

4. Международное давление: венесуэльская оппозиция очень активно добивалась введения международных санкций в отношении венесуэльского правительства [частично они уже введены – прим. переводчика]. Последняя– и самая  прискорбная - из этих просьб была озвучена Марии Кончитой Алонсо, просившей США вмешаться в дела Венесуэлы “пулями”. Бедная Роберта Якобсон – заместитель госсекретаря США по делам Западного полушария, и, следовательно, ответственная за связи с Латинской Америкой – уже даже не знает, кто и о чем ее просит: на слушаниях Комитета Сената по внешним связям на прошлой неделе она «напутала», сказав,  что члены MUD просили ее не применять санкций в отношении чиновников венесуэльского правительства. После опровержения MUD, который подтвердил свою просьбу о введении санкций, сеньора Якобсон поправилась и сказала, что это, конечно, был не MUD, а кто-то другой …

Как и в случае с Украиной, некоторые полагают, что стоит ввести санкции в отношении страны, правительства или его служащих, как мир и решение проблем появятся словно  по мановению волшебной палочки. Нет представления более далёкого от реальности. На Украине западные державы,  поддержавшие «Евромайдан», оказались неспособны добиться исполнения соглашения между правительством Януковича и оппозицией в плане мирного перехода. Также они не оказались способны добиться уважения к Женевскому соглашению, которое было направлено на то, чтобы положить конец насилию. В данных обстоятельствах, насилие только усилилось, и Украина стала поводом и пространством, к тому, чтобы/где Россия и Запад пытаются разрешить свои противоречия.

За каждым заявлением, исходящим от «гринго» - будь то Керри, Якобсон или Псаки, – в Венесуэле неизбежно следует рост насилия. Но это чистая случайность …

5. Полувоенные формирования: в 2002 году – до, в течение и после апрельского государственного переворота – велась информационная кампания по созданию криминального образа боливарианских кружков [кружки, в которых изучались идеи Боливарианской революции – прим. перев.]. Их называли “кружками  террора”, “кружками убийц”, “вооружёнными кружками”, “эскадронами смерти” – такие и иные характеристики давались этим, едва зарождавшимся, народным организациям сторонников Чавеса. С тех пор до настоящего времени не было ни одного случая, чтобы хоть один боливарианский кружок был уличён в преступных действиях. Пророчества, изображавшие боливарианские кружки в образе сметающих все «всадников апокалипсиса», не сбылись.

Точно такая же кампания ведётся сейчас против неких неопределенных "коллективов" [colectivos - группы, коллективы гражданской самообороны, которые в интернете окрестили венесуэльскими «титушками» - прим. перев.]. Сейчас говорят о “коллективах убийц ”, “полувоенных коллективах”, “вооружённых коллективах ”, “ коллективах насилия” и так далее. Таким уподоблением ещё раз пытаются дискредитировать народные организации, которые поддерживают правительство: первый шаг состоит в том, чтобы назвать «colectivo» любую организацию; второй шаг –  говорить, что они вооружены; третий – обвинять их в том, что они осуществляют насилие; четвертый – провоцировать и оправдывать репрессии против народных организаций. Доказательство этого – редакционная статья ежедневной оппозиционной газеты El Nacional от 7 мая: там утверждалось, что Боливарианская Национальная полиция (PNB), Боливарианская Национальная Гвардия (GNB) и  «колективос» ответственны за поджог 18 университетов, тогда как эти университеты созданы национальным правительством (UNEFA и UBV, например)  и всегда были мишенью насилия со стороны оппозиции.

Как утверждает министр народной власти Рейнальдо Итурриса, приравнять любую форму организации народа к криминалитету – стратегический ход для правых в их цели нанести поражение чавизму. Это решающий момент ещё и потому, что помогает оппозиции отрицать за собой цель свержения правительства Мадуро, так как позволило бы оправдывать подавление любой народной манифестации, которая потребовала бы уважения конституционного порядка. Как и происходит в эти дни на Украине: те, кто поспешно и старательно требовали уважения к человеческим правам манифестантов на Майдане, сейчас отводят взгляд от зверств временного правительства Яценюка и Ко. Нет ни малейшего сомнения: если правительство Мадуро падет, репрессии против низовых организаций чавизма будут немедленными и жестокими, хотя это наверняка не появится в заголовках и не удостоится никаких комментариев международного информационного истеблишмента.

6. «Кастрочавизм»: одним из доводов, к которым прибегли лидеры и группы, вышедшие на уличные насильственные акции против правительства Мадуро, было «кубинское вмешательство». Оппозиция в целом, но особенно ее самые радикальные круги, обвиняют венесуэльское правительство в том, что оно является марионеткой Кубы. Недаром программа оппозиции включает в качестве первоочередной меры немедленное прекращение любого типа сотрудничества с кубинским правительством. Одни из чаще всего повторяемых, уже несколько лет, на митингах оппозиции лозунгов – “Не дадим больше нефти для Кубы” или “Больше ни одного барреля Кубе”.
Эти требования и эти лозунги не учитывают ряд важных обстоятельств: признание Венесуэлы со стороны ЮНЕСКО территорией, свободной от неграмотности, и обеспечение тысячам и тысячам венесуэльцев доступа к услугам здравоохранения с Миссией «Внутрь квартала». В обоих случаях это достигнуто благодаря сотрудничеству с кубинским правительством [в Венесуэле работают тысячи кубинских врачей и учителей, причём  в тех районах, где местные врачи и учителя отказываются работать – прим. перев.].

В случае с Украиной, Россия – та страна, которую обвиняют во всяком зле, чтобы оправдать сначала вмешательство западных держав, а потом репрессии в отношении «пророссийских» манифестантов, групп или сообществ. Но проблема в действительности не в России. И в нашем случае – это не Куба, не кубинское правительство, не программы сотрудничества между Кубой и Венесуэлой. Куба - только  повод, чтобы раздуть протесты, наполняя их эмоционально ксенофобией и расизмом - которые могут служить детонаторами или катализаторами акций насилия против тех, кого причисляют к “врагам” или связывают с ними.

Заключение
Только безумный - или  бездушный - мог бы желать Венесуэле ситуацию, сходную с украинской. Только наивный – или невежда - мог бы поверить, что падение насильственным путём правительства Мадуро превратит Венесуэлу по мановению волшебной палочки в царство мира и благоденствия.

Хотя в истории существуют и другие случаи, пока, полагаю, примера Украины достаточно, чтобы извлечь кое-какие уроки относительно того, что может произойти, когда признают легитимным использование политического насилия в качестве механизма политических перемен.

397940_original

Tags: Венесуэла, Украина, неофашизм, перевод
Subscribe
promo andp2027 april 19, 2015 07:03 17
Buy for 20 tokens
Продолжаю писать сказки. На этот раз сказка о волшебном Лесопарке. В одном волшебном зоопарке достаточно недавно – еще в досказочные времена (то есть до написания этой сказки) – взяли да и отменили клетки, а сам зоопарк переименовании в Лесопарк. И теперь все животные могли свободно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments