Андрей (andp2027) wrote,
Андрей
andp2027

Антимайдан в Венесуэле (переводная статья). ч.1

MARCHA-VENEZUELA

Венесуэла, как и Россия, постоянно находится перед угрозой "майдана". Венесуэльская оппозиция всякий раз стремится провести сценарий государственного переворота. Кем и как сдерживаются эти попытки? Ответ - боливарианскими "колективос", главной опорой правительства Мадуро. В переведенной ниже статье подробно описаны эти организации - результат подлинной самоорганизации гражданского общества Венесуэлы: чем они живут, каковы их идеалы, к чему стремятся и др. Их опыт - опыт гражданского сопротивления - нужен России, но у нас о них практически ничего неизвестно. Материал эксклюзивный.

Автор: французский журналист Морис Лемуан
Источник: испанский сайт Ребельон
Оригинальное название статьи: Венесуэльские "коллективы": от фантазии к реальности

Сарриа, народное баррио Каракаса [1]. В довольно мрачном на вид ангаре, где теней не меньше, чем ясности, лампочка бросает трепещущий свет на изображения президента Уго Чавеса, Симона Боливара и  Иисуса Христа. Черные ветровки, темные очки из-под козырьков столь же черных кепи – вид членов коллектива «Ричард Маркано», у которого мы в гостях, навевает легкое беспокойство. Мы поясняем свое впечатление их «команданте» Карлосу Гутьерресу.  Оппозиция приравнивает «коллективы» к формированиям парамилитарес [2], и действительно, такая манера одеваться могла бы напомнить зловещих чернорубашечников «Волонтерской милиции национальной безопасности» – вооруженного крыла режима Бенито Муссолини [3]. «Это будет покрепче, – усмехается наш собеседник, прежде чем снова стать серьезным. – Думаю, каждый придает цветам тот смысл, который ему больше подходит. Черный – это сердечная скорбь; в нашей культуре этот цвет не означает зла». Он указывает на белую звезду, вделанную в красный логотип на его груди: «Красный – это кровь, пролитая нашими мучениками, нашими освободителями, нашими товарищами, которых убили безоружными». Так бывало в эпоху до прихода к власти Чавеса, когда социальное движение подвергалось репрессиям. После минутного размышления он продолжает: «Оппозиция говорит, что мы прибегаем к насилию, но их ударные группы, которые с февраля сеют хаос, носят белые одежды – символ любви и мира!»

010-e9964
"Колективос" патрулируют Каракас

Когда мы меняем среду и атмосферу, выходя вновь под ослепительно яркое солнце, эти фигуры, в сумраке вызывавшие тревогу, обретают другое измерение: это отцы и матери семей, молодые люди, которые шутят и громко хохочут, шагая вприпрыжку. Но всякий советник по коммуникации заметил бы, что череп на их значках не слишком приятен.

После смерти Чавеса многие думали или надеялись, что «Боливарианская революция» его не переживет. Избрание его наследника Николаса Мадуро в апреле 2013 г. незначительным большинством (50,61%) после консолидации власти на муниципальных выборах 8 декабря, выигранных Объединенной Социалистической партией Венесуэлы (ОСПВ) и ее союзниками с результатом 48,69%, давшим им 76,42% муниципалитетов (оппозиция получила тогда 39,34%), выглядело издевательством. С февраля 2014 г. экстремистские круги запустили операцию по дестабилизации; образом их действий была организация «гуаримбы» – баррикад, перекрытия дорог, горящих автопокрышек. Эта волна насилия унесла 43 жизни, сотни людей были ранены. Правительственные репрессии? Только отчасти: большинство жертв не принадлежало к оппозиции – например, шестеро национальных гвардейцев, охранявших порядок, погибли от пуль. Любопытно, что именно в Майами, в штате Флорида, 1 января 2014 г. злобная антикастровская газета «Нуэво эральд», не опираясь ни на какие конкретные факты,  под заголовком «Коллективы – чавистский порядок и террор в Венесуэле» дала первый залп по «виновникам» кризиса, который… еще не начался: «Они – насильственное лицо боливарианской революции, преступники, поддерживаемые режимом, чтобы запугивать гражданское общество и при случае выполнять грязную работу». С тех пор международное сообщество мастеров клеить стандартные ярлыки не перестает осуждать «вооруженные банды» или «социалистические милиции», будто бы сеющие террор безнаказанно.

DSC_0533-copie-9b65a
Член "колективос" на фоне баррио в Каракасе

Руководители коллектива «Антимантуанос» [4], созданного на возвышенности Ла-Пастора, – Хесус Гарсиа и симпатичная Пача Гусман – заведомо производят впечатление обычных людей. «Коллектив, – объясняет улыбающийся Гарсиа, – это способ жить, работать, это почти семья, связанная общей целью – строить Революцию». Никто из них двоих не носит формы. Пача Гусман уточняет: «Наши символы – на муралях [5], которые мы рисуем в баррио вместе с детьми». Их коллектив, родившийся в 2012 г., связан с коммунальным советом, обеспечивающим местное самоуправление; его приоритет – молодежь. Футбол, баскетбол, фотография, рисование на шелке, киносъемка. «Это очень важно: кино используется как средство воспитания, мы выступаем перед фильмом, призывая к организации». Какой у них масштабный проект на будущее? Оба хохочут: в помещении, которое им выделил коммунальный совет, будет не тир для обучения стрельбе из «калашникова», а школа искусств!

Некоторые из этих групп – самые демонизируемые – возникли в 60-е – 70-е годы, иные из них берут начало от вооруженной борьбы. Тогда у них было нарицательное имя «ньянгарас» (синоним революционеров). Коллектив «Али Примера» [6] в баррио Монте-Пьедад возник в 1989 г. после массовой бойни «каракасо» [7] . В начале 2000-х гг., сразу после прихода к власти Чавеса, появился другой тип народной организации – «Боливарианские кружки». Некоторые из них существуют до сих пор, но динамика «процесса», как его теперь называют, привела к более глубокой мобилизации рабочих, крестьян, индейцев, студентов и вообще граждан посредством знаменитых «коллективов», которые есть теперь по всей стране.

001-6451a
В гостях у "колективос"

Мы снова в Каракасе, в одном из барриос, чуть ли не повисшем на склоне подобно акробату. Сорок репродукторов, установленных в различных стратегических пунктах, одновременно извещают о предстоящих мероприятиях: «Не забудьте – сегодня, в 15.00, проводится прививка домашних животных». В помещении коллектива «Ла-Пьедрита» (по названию баррио) дежурный по имени Дуглас с гордостью показывает нам жилье, предназначенное для неимущих тяжелобольных, приезжающих из внутренних районов страны для лечения: «Мы их размещаем, кормим, если надо – их перевозят на машинах скорой помощи». Угловатая женщина, с виду крестьянка, кивает в знак благодарности: «Мой малыш страдает церебральным параличом. Первый раз приехать в Каракас совсем не легко. На счастье, они пришли на остановку автобуса искать меня. Вот уж месяц я здесь».

В нескольких метрах очень худой мужчина, с глубоко запавшими глазами и усеянным пятнами старости лбом, входит в «приют достоинства имени Лины Рон» [8]. Со стойки волонтеры выдают дымящиеся паром тарелки с едой «бездомным», нашедшим здесь кров. Дуглас, сжимая кулаки, поясняет: «Раньше их презрительно называли «нищими» и отбрасывали на обочину общества. Следуя политике, проводимой нашим товарищем-рабочим Николасом Мадуро [9], мы отстаиваем ту идею, что сможем найти им место в обществе, просто психологические трудности обрекли их на долгую изоляцию». Здесь каждый день выдается 250 обедов за счет государства. Поев, некоторые из «получателей помощи» идут в «рабочие сады» общины и там, ловко держась на склоне, возделывают салат, свеклу, лук и другие овощи.

arton1777-33f9e
Товарищи из "колективос" беседуют

Мы знаем, что недостаток безопасности в Каракасе – не легенда. Хотя здесь есть оттенки [10]. Этим занимается и Пача Гусман в Ла-Пасторе: «До боливарианской революции убивали из-за пары ботинок. Такого уже нет. Насилия стало больше из-за наркотиков, из-за столкновений между бандами. Но в наших местах организация народа заставила их отступить».

Коллектив в Сарриа возник 12 ноября 2013 г. в итоге ассамблеи коммунального совета, посвященной именно недостатку безопасности. «Это требование народа, – уточняет Гутьеррес. – Были запущенные зоны, где грабили, разбивали машины, нападали на людей. Теперь мы вернули себе эти места, превратили  их в парки отдыха для детей, и баррио их охраняет». Коллектив Ла-Пьедрита принадлежит к Фронту коллективов «Серхио Родригес». Зоркий и сильный Дуглас, с приемником-передатчиком на поясе, отвечает за обширный участок. «Мы сознаем, что еще очень недостает полицейских. В коридоре от Каньо-Амарильо до Ла-Сильсы в общей сложности 17 коллективов и 35 коммунальных советов, безопасность гарантирована. Если возникает какая-то проблема, люди приходят в действие, ведь с общиной у нас полный контакт. Мы знаем, кто есть кто, кто жертва и кто преступник».

Он выдерживает паузу и поглядывает на нас с насмешливым видом, опережая готовый возникнуть вопрос: «Не-чависты не против этой работы, раз она обеспечивает мир и спокойствие. В наших народных барриос есть оппозиционеры, но не ультра!»

Продолжение следует...





[1] «Баррио» (исп. barrio – «квартал») – в Венесуэле название бедняцких районов Каракаса и других крупных городов, первоначально возведенных «самостроем» на склонах холмов и гор или на месте бывших казарм. – Прим. переводчика.
[2] «Парамилитарес» (исп. paramilitares) – в Латинской Америке крайне правые полувоенные формирования фашистского типа, выступающие в роли террористических «эскадронов смерти». Наиболее активно действуют в Колумбии, откуда проникают и в Венесуэлу. – Прим. переводчика.
[3] Поскольку фашистские чернорубашечники не носили ни кепи, ни темных очков, описанную атрибутику скорее можно сравнить с «униформой» организации «Черные пантеры» в негритянских гетто США конца 60-х – начала 70-х гг. и отчасти с формой партизан Национального фронта освобождения Южного Вьетнама, оказавшей на тех несомненное влияние. – Прим. переводчика.
[4] «Мантуанцами» в Венесуэле времен Боливара называли представителей плантаторской олигархии; «Антимантуанос» примерно означает «Противники олигархов». – Прим. переводчика.
[5] Мураль – настенная живопись, имеющая в культуре Латинской Америки древнейшие корни. Широко применяется в политической борьбе как средство наглядной агитации. – Прим. переводчика.
[6] Али Примера – народный певец-трибун, любимый Уго Чавесом. Погиб в феврале 1985 г. в автокатастрофе, вероятно подстроенной «парамилитарес». Годовщину его гибели народный президент в 2013 г. избрал для своего последнего возвращения на родину. – Прим. переводчика.

[7] Подавление народного восстания в Каракасе 27 февраля 1989 г., когда погибло, по официальным данным, 300 человек, скорее же всего – порядка 3000.
[8] Лина Рон – одна из лидеров наиболее радикального крыла чавистского движения, умерла 5 марта 2011 г.
[9] Нынешний президент Венесуэлы в молодости был водителем автобуса и профсоюзным активистом.
[10] С января по июль 2014 г. в десяти барриос Каракаса, подчиненных новой Национальной боливарианской полиции, преступность снизилась на 33% по отношению к тому же периоду прошлого года. См.: Ciudad Caracas, 11 de julio de 2014.



 
Tags: Венесуэла, Латинская Америка, антимайдан, перевод
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments