Андрей (andp2027) wrote,
Андрей
andp2027

Мой Учитель



Сегодня исполнилось бы 65 лет моей школьной учительнице, а, точнее, моему Учителю - Елене Николаевне Харламенко. Ученый-марксист, советский педагог-новатор. Именно ей я благодарен своему мировоззрению, своей гражданской и политической позиции. Кто знает, как вообще повернулась бы моя жизнь без ее человеческого участия, без ее педагогического воздействия, без долгих философских бесед... Несколько недель назад я написал пост "Как я стал коммунистом", в котором рассказано об одной ключевой беседе с Еленой Николаевной. В этот день еще раз вспоминается тот давний, но такой близкий диалог. Ниже - биографические зарисовки этого выдающегося, на мой взгляд, человека, текст, написанный ее мужем:

По материнской линии она была из семьи военных. Прадед, офицер, встал в 1917-м на сторону народа. Дед, один из первых красных летчиков, погиб в 1918-м. По личному разрешению маршала Ворошилова дочь героя-летчика приняли в Бронетанковую академию. В 1941-м она командовала одной из автоколонн, подвозивших к фронту горючую смесь для истребителей танков. Мало кто из водивших такие колонны уцелел. Ольга Васильевна дошла до Берлина, служила в группе советских войск в Германии, работала на оборонных заводах. Такой была мать Елены.

Елена родилась 17 сентября 1951 года. С детских лет ею владела неутолимая жажда знаний. Огромная библиотека, унаследованная от предков, год от года пополнялась. О Елене можно было сказать словами Томмазо Кампанеллы, которые она часто вспоминала:

Я в горстке мозга весь – я пожираю
Так много книг, что мир их не вместит.
Мне не насытить алчный аппетит –
Я с голоду все время умираю.
Меня желанье вечное томит –
Чем больше познаю, тем меньше знаю.

С юности Елену влекли вопросы теории. Она готовилась поступать на философский факультет МГУ, но, увы, это удалось не с первой попытки. Здоровье у Лены и тогда уже было далеко не железное, а конкурс был очень высок, особенно для тех, кто поступал сразу после школы. Преимуществами в те годы пользовались абитуриенты, имевшие трудовой стаж (любой) или отслужившие в армии. Такой порядок, установившийся давно и по идее имевший целью упрочение связей интеллигенции с народом, в 70-е годы стал барьером уже не для карьеристов, которые поступали на производство на пару лет только ради стажа, а для талантливой молодёжи, которая могла бы открыть советскому обществу новые пути.

Вчерашняя школьница пошла работать в Государственную Публичную Историческую библиотеку Москвы. Перед ней открылась сокровищница Отдела хранения этого уникального книжного собрания. Работа в этом внутреннем отделе библиотеки считалась не слишком престижной и оплачивалась скромно, однако для любознательного ума она имела огромные достоинства, не оценимые материально. В поздние вечерние часы, когда в залах резко убывал поток читателей, для которых сотрудница Отдела хранения весь день разыскивала книги на высоких старинных полках, а бдительное начальство расходилось по домам, Лене выпадала удача открыть заинтересовавшую её книгу, вернувшуюся на место из читального зала. Это могло быть одно из редчайших изданий XVIII-XX вв., мог быть и труд кого-то из не популяризовавшихся тогда мыслителей и философов. Ей посчастливилось держать в руках и листать старинные издания Отдела редкой книги, куда неутомимая Елена протоптала тропу и познакомилась с заведующей этого единственного в своем роде библиотечного подразделения. Можно сказать, что работа в «Историчке» стала для неё не банальным способом заработать формальный стаж, а предстартовой подготовкой будущей студентки философского факультета МГУ.

И ещё её вела по жизни музыка. Страсть к ней она унаследовала от матери. Как великое счастье она вспоминала рукопожатие Эмиля Григорьевича Гилельса, корифея отечественной фортепианной исполнительской школы. Для неё он всегда олицетворял советскую эпоху в художественной культуре нашей страны. Его уход из жизни в конце 1985 года она восприняла как предвестие беды.
В 1975 году Елена всё же поступила на философский факультет и вскоре выбрала кафедру исторического материализма, самую методологическую на факультете. Елена стала достойной ученицей профессора В.А. Вазюлина – крупнейшего философа-марксиста современности, автора фундаментальных трудов «Логика «Капитала» К. Маркса», «Становление метода научного исследования К. Маркса (логический аспект)», «Диалектика исторического процесса и методология его исследования», «Логика истории». Им впервые выявлена система категорий диалектического метода «Капитала» в её сходстве и различии с системой логики Гегеля, обосновано новое понимание истории и структуры общества в его взаимодействии с природой. Под руководством этого выдающегося ученого написаны курсовая работа Елены «Предпосылки становления материалистического понимания истории» и дипломная работа «Становление материалистического понимания истории в трудах Ф. Энгельса 1842-1845 гг. (методологический аспект)». Эти студенческие работы богаче мыслями, чем иные диссертации.

Студенческие годы проявили не только силу интеллекта, но и гражданскую, политическую принципиальность Елены. В те годы философский факультет был одним из тех, где ковались кадры так называемой «номенклатуры». При ярко выраженных задатках неформального лидера, она не стремилась занять в студенческом коллективе официальное лидирующее положение по комсомольской или профсоюзной линии, что гарантировало бы в дальнейшем продвижение по лестнице карьеры. Все свои силы она бросила на овладение избранной специальностью, при том, что на курсе она пользовалась огромным авторитетом. Елена не терпела карьеристов и дельцов с комсомольскими и партийными билетами и уже тогда прямо говорила таким «товарищам», внутренне вполне готовым безболезненно перекраситься в «господ», чем их деятельность грозит Советской власти. Поэтому ей не нашлось места ни в предперестроечной КПСС, ни в аспирантуре МГУ, не нашлось и работы по специальности, значащейся в дипломе: «Философ, преподаватель философии».

Окончив в 1980-м МГУ, Елена пришла работать в школу. Учителем она была прирождённым, мечтала об этом с детства. Елена преподавала историю и обществоведение. Она была педагогом-новатором, но не в том смысле, какой обычно вкладывали в это в предперестроечные и перестроечные годы. Она не прокладывала путь катастрофе, а помогала ученикам противостоять надвигавшейся на страну беде, учила мыслить самостоятельно и быть готовыми к встрече с общественными противоречиями. В тяжкие годы разрушения СССР Елена преподавала по экспериментальной программе, дававшей ученикам представление о единстве всемирной истории и истории человеческой мысли. По первой части курса истории ею (в соавторстве с супругом, А. В. Харламенко) был написан учебник, по которому занимались её ученики. Уровень программы и преподавания был таким, что Елене, не скрывавшей марксистских убеждений, в начале 90-х присвоили звание «Учитель года». В 1994-м из школы все же пришлось уйти. Но около полутора десятков «поколений» выпускников помнят и любят её.

Далеко не каждому удается сочетать в себе Учителя и Ученого. В Елене они были неразделимы. Ею разработана марксистская концепция социальных отношений как особой сферы общественной реальности. После многих лет работы она защитила кандидатскую диссертацию «Классовые и общественные отношения как сферы общественной реальности». Елена выступала на всех конференциях Международной логико-исторической школы, объединившей учеников В.А. Вазюлина. Самостоятельное теоретическое значение имеют две её статьи, посвященные 175-летию Ф. Энгельса.

Сделанное было лишь небольшой частью задуманного. Елена много работала над проблемой, которой после Энгельса никто на теоретическом уровне не занимался, – положением женщины на различных этапах исторического развития и в особенности патриархальным переворотом, без которого переход от родового общества к классовому был невозможен. Она продолжала разрабатывать тему становления истории человечества как единого всемирного процесса, готовила большую работу по альтернативности истории. В её компьютере осталось множество набросков, вариантов, размышлений, планов. Елене, настоящей патриотке СССР, досталось тяжелое время контрреволюции, разрушившей Родину. Приближение катастрофы она ощущала давно. Ещё в студенческие годы говорила своему учителю: «К моему сорокалетию что-то случится.» Сорок лет ей исполнилось в сентябре 1991 …

Для Елены, как для любого настоящего марксиста, теория была неотделима от практической борьбы за революционное обновление мира. С «Марша голодных очередей» декабря 1991-го Елена шла в колоннах протестующих под красными знаменами. 3 октября 1993-го она была у телецентра в Останкино. Тогда пули миновали её, но кто знает, на сколько лет те дни сократили её жизнь.
На смену баррикадам приходят буржуазные выборы. Елена агитирует за кандидатов-коммунистов, пишет обзоры по итогам кампаний. Из-под её пера выходят научно-публицистические статьи: «Россия и «рынок» (к методологии проблемы)», «Какую же Россию мы потеряли?», «Социализм или…?», «Многополюсный мир или империалистическая глобализация: реальна ли альтернатива?»
Будущее коммунистического движения во многом зависит от подготовки кадров. Три года Елена преподавала в школе помощников депутатов. Так у неё появилось новое поколение учеников. Потом ещё одно: в последние годы жизни она вела занятия с молодыми левыми активистами, интересующимися марксистской теорией.

Елена не состояла ни в одной партии, полагая, что в условиях раскола коммунистического движения долг теоретика и педагога не в том, чтобы втягиваться в распри и дрязги, политический и интеллектуальный уровень которых чаще всего невысок, а в том, чтобы оказывать идейное, методологическое влияние на тех, в первую очередь молодых, людей в разных партиях и вне их, которые способны подняться на качественно новый уровень осмысления действительности, ибо иного пути в будущее нет. Елена не носила в кармане партбилета, но мало кого можно было назвать коммунистом по духу с большим правом, чем её.

Во времена, когда даже в партиях, называвших себя коммунистическими, набирал силу национализм, образом жизни Елены, естественным, как дыхание, был интернационализм. Тому было много причин. В её жилах текла кровь сынов и дочерей разных народов: от украинского полковника Искры, казнённого по навету Мазепы, до польских повстанцев 1863 года, сербских и валашских патриотов, сражавшихся плечом к плечу с русскими воинами против османских поработителей. Сама Елена была дочерью двух братских народов – русского и осетинского. Она помогала Южной Осетии ещё в 1991-м и дожила до избавления земли предков от очередного геноцида.

В девять лет Елена прочла в журнале первые репортажи с революционной Кубы и на всю жизнь стала её другом. В годы мировой контрреволюции, сомкнувшей вокруг Острова Свободы кольцо двойной блокады, она была среди тех, кто принял эстафету интернациональной солидарности. Елену хорошо знали в кубинском посольстве в Москве. Она активно работала в Российском общественном движении «Венсеремос».

Надеждой и болью нашего поколения стала Чили. Трагическому сентябрю 1973-го Елена посвятила много стихов, которые читала только близким друзьям. И драма сальвадорской революции начала 80-х прошла через ум и сердце Елены. Одна из самых близких её подруг по университету была из Сальвадора.

Трагедию разрушения социалистического содружества в Европе Елена тоже пережила как свою. Перед самым обвалом, в 1989-м, Елена побывала у друзей в ГДР и Чехословакии. В 70-ю годовщину гибели Карла Либкнехта и Розы Люксембург с букетом красных гвоздик стояла в рядах демонстрантов в Берлине, в последний раз слушала Хонеккера. Друзья говорили прямо: «эфэргэшники нас слопают». Когда это случилось, нити дружбы не порвались. Елена приезжала в Германию, там выходили в переводе друзей её статьи и книга «Революция и контрреволюция в России» (написана в соавторстве с А. В. Харламенко).

Интернациональным делом была и работа в журнале «Марксизм и современность», на которой в последние годы сосредоточились весь опыт и все способности Елены: научно-теоретические, публицистические, педагогические, организационные. Меньше чем за месяц до ухода из жизни она работала над материалами к этому номеру. Трудно поверить, что в последний раз.

Она мужественно сражалась с недугом. До последнего часа верила, что встанет на ноги, чтобы и дальше делать любимое дело. Но враг оказался сильнее. Смерть настигла её мгновенно, как пуля. Это случилось 15 марта. В день выборов в Сальвадоре, принесших победу Фронту Фарабундо Марти. За пять дней до четвертой годовщины ухода из жизни матери, Ольги Васильевны. Но той судьба отмерила 90, а Елене – только 57.

Теперь прах матери и дочери покоится рядом. Елену приняло пламя Табити – огненной богини скифов, предков осетин. Пламя Революции. Пламя Победы.

Потеря тяжела и невозвратима. С уходом Елены коммунистическое движение, не только российское, потеряло выдающегося теоретика, который именно теперь был всем нам нужен как никогда.

Мы, товарищи и друзья Елены, будем помнить её. Знамя, выпавшее из её рук, нам нести дальше. Только так можно жить, не умирая при жизни.

Tags: марксизм
Subscribe
promo andp2027 april 19, 2015 07:03 17
Buy for 20 tokens
Продолжаю писать сказки. На этот раз сказка о волшебном Лесопарке. В одном волшебном зоопарке достаточно недавно – еще в досказочные времена (то есть до написания этой сказки) – взяли да и отменили клетки, а сам зоопарк переименовании в Лесопарк. И теперь все животные могли свободно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment